«Мировой кризис и русская рулетка»

Источник информации: http://www.mse-msu.ru
 
Как показал недавний опрос ВЦИОМ, более половины наших сограждан не знают, в чем причины нынешней экономической ситуации. Читая драматичные сводки о том, как экономический кризис шагает по стране, большинство рядовых россиян пока лишь делают выводы на основании опыта пострадавших друзей и знакомых. В Китае Министерство финансов устроило для населения специальный антикризисный ликбез. Пока у нас ничего подобного нет, стоит прислушаться к мнению отечественных ученых, которые по роду своей профессии разбираются в хитросплетениях мировой экономики и финансов. 
Сегодня стало хорошим тоном, встречаясь со знакомыми, спрашивать первым делом: «Ну как кризис?» Две недели назад мой друг, председатель совета директоров инвестиционной компании Сергей К., оптимистично рапортовал: «На наших заводах в Поволжье идет сезонное снижение цен. Мы продолжаем выпускать продукцию для строительной индустрии». Но сегодня эта индустрия уже не в состоянии расплатиться с Сергеем за товарный кредит. Задолженность растет. Денег нет. Вот и другой мой знакомый, руководитель Управления федеральной почтовой связи из Пензы, жалуется: «Как обрушилась фондовая биржа в Москве, у нас все стройки замерли. 

А на складе лежат штабелями почтовые ящики и стеллажи, купленные для них». «Мне это напоминает дефолт 1998 года, – сетует директор питерского центра по продаже чешского хрусталя. – Тогда мы тоже попали на деньги. За товар получали рубли, а с поставщиком рассчитывались в долларах. После этого на два года вообще ушли с рынка. А сейчас в ноябре сокращаем ассортимент. Люди стараются не тратить накопления». «Нынешний кризис не похож на дефолт, – уверен коммерсант Владимир. – Тогда деньги из страны ушли, потом пришли обратно. А сегодня прийти им неоткуда». 

Ученых не услышали

Судя по всему, Россия попала в основательную переделку. Но ведь еще совсем недавно мы слышали с телеэкранов слова министра финансов Алексея Кудрина на Давосском экономическом форуме о том, что наша страна станет «тихой гаванью» в бушующем море экономического кризиса и даже готова помочь Западной Европе и США! «Была такая иллюзия, что сможем избежать кризиса, потому что держателей акций у нас меньше процента населения (0,8%), – объясняет директор Института экономики РАН Руслан Гринберг. – Не думали, что цены на нефть упадут столь значительно. Предполагали, что остановятся на отметке 90 или 80 долларов за баррель, а не около 50 долларов, как сейчас».

Заведующий лабораторией Центрального экономико-математического института РАН, академик Виктор Полтерович считает, что Россия поторопилась с созданием фондового рынка, то есть рынка ценных бумаг: «Мы должны укреплять свою банковскую систему и понимать, что в условиях широкомасштабных денежных заимствований, как у нас, фондовый рынок – роскошь». Рынок купли-продажи акций, по мнению академика Полтеровича, не может работать в условиях нестабильной экономики. Многие исследования показывают, что преждевременное его создание мешает развитию банков.

Так или иначе, а злоупотребление допингом дешевых денег, проблемы с ипотекой в США и вызванный этим кризис породили цепную реакцию в мировой финансовой системе, поскольку доллар является всеобщим эквивалентом. Американский коллапс спровоцировал проблемы с ликвидностью в некоторых банках России (когда банк более не может отвечать по своим обязательствам перед вкладчиками в определенный период времени), поскольку эти организации брали кредиты на Западе под залог своих акций. Дефицит денег в банковской системе России породил недоверие между финансистами и участившиеся отказы кредитовать реальный сектор экономики. Предприятия промышленности не могут развиваться без заимствований, а на это в нынешней ситуации дефицита денежной массы рассчитывать не приходится. Поэтому производства останавливаются, сокращаются штаты работников, задерживаются выплаты зарплат. 

И что же, наша наука, экспертное сообщество в целом это проморгали, не предупредили заблаговременно правительство об экономическом цунами? Отнюдь нет, о надвигающемся обвальном спаде мирового хозяйства загодя предупреждали правительство многие экономисты. Во весь голос с разных трибун об этом заявляли, например, директор Института народнохозяйственного прогнозирования, академик РАН Виктор Ивантер и член-корреспондент РАН Сергей Глазьев. Вот только к их словам высокие чиновники не прислушались. Вероятно, им казалось, что нефтяные сверхдоходы светят нам вечно. Не оскудеет ли рука дающего?

«Россия сможет выйти из кризиса, запустив мотор развития экономики», – таково мнение известного политолога Вячеслава Никонова. Только как реализовать этот лозунг, если в жилах российской экономики остановилась, а местами исчезла «кровь» – денежные потоки? Рухнул фондовый рынок России, посыпались крупнейшие инвестиционные фонды «КИТ Финанс», «Тройка Диалог». И хотя государство протянуло им руку помощи, а Центробанк за два месяца истратил на поддержку рубля 57,7 миллиарда долларов, финансовые вливания пока не спасли ситуацию. Безработица уже гуляет в финансовом секторе экономики. Затронула она и реальный сектор. Некоторые промышленные гиганты Урала объявили о серьезном сокращении числа сотрудников.

«Думаю, нужно положительно оценить тот факт, что власти начали оперативно пополнять ликвидность банковского сектора, приняли серьезные решения, касающиеся рефинансирования долгов частного сектора, поддержания реального сектора экономики, – считает вице-президент РАН Александр Некипелов. – Но в то же время мы ощущаем, что принятые меры перелома в ситуацию не внесли».

«Положение сложнее, чем в 1998 году, – констатирует заместитель директора Института мировой экономики и международных отношений РАН Иван Королев. – И сейчас нужно думать, кому в первую очередь помочь. Безусловно, требуют помощи нефтяная отрасль, банковская сфера и, может быть, главным образом – электроэнергетика».

По мере обострения ситуации в экономике все чаще слышатся призывы экспертов к правительству использовать радикальные меры. «Если Кабинет министров продолжит сегодняшнюю внутреннюю политику, – размышляет президент Центра развития постиндустриального общества, доктор экономических наук Владислав Иноземцев, – страна будет медленно вползать в кризис. А потом так же медленно, годами из него выходить». По его мнению, нужны кардинальные шаги. Например, использовать опыт правительства Малайзии, вышедшей из финансового азиатского кризиса 1997–1998 годов с наименьшими потерями, и установить жесткий курс рубля по отношению к доллару. Однако возникает вопрос, не вернемся ли мы в случае реализации этого плана в советские времена с копеечным официальным курсом доллара, который нигде нельзя было купить, и реальным курсом «черного рынка», куда быстро перетекут финансовые потоки? Владислав Иноземцев считает, что при соотношении около 450 миллиардов долларов (запасы Центробанка) и 40–50 миллиардов долларов на руках населения, нам не следует опасаться нездорового ажиотажа. Пусть все желающие покупают доллары по государственному курсу в свое удовольствие. Через пару недель деньги у населения закончатся, а отечественные банки только заработают на марже (разнице между ценой продажи и покупки). 

Свет в конце тоннеля

«Что я сделал бы для выхода из кризиса, если бы оказался министром финансов? – переспрашивает академик Гринберг. – В первую очередь активно поддержал бы средствами обновление инфраструктуры страны: дорог, мостов, трубопроводов. Создание искусственного спроса оживило бы экономику. Субсидировал бы и производство нефтепродуктов, строительство нескольких нефтеперерабатывающих заводов. Те, что сегодня существуют, устарели и их мало. И, наконец, субсидировал бы отечественных производителей аграрной продукции. Это повысит производство собственных продуктов питания и снизит розничные цены».

Академик Некипелов считает, что сейчас необходимо проводить государственные интервенции на фондовом рынке, чтобы пошли вверх котировки акций отечественных компаний. Эта мера поможет предотвратить падение рубля. Ведь нынешняя ситуация в России осложняется тем, что спекулянты пытаются с помощью слухов о неминуемой девальвации российской валюты посеять панику среди населения и предпринимателей, заставить их продавать рублевые активы. 

Иммунитет пригодится

Для выработки общей стратегии выхода из кризиса в США недавно собрались лидеры двадцати определяющих состояние мировой экономики стран. Это только начало пути. Каждой стране придется в одиночку вырабатывать национальные приоритеты в сложившейся ситуации перехода от доллара, нынешнего всеобщего эквивалента, к новой финансовой архитектуре. «У России есть шанс сделать рубль региональной валютой в рамках ЕврАзЭС, – считает академик Руслан Гринберг. – Что касается наших сограждан, им главное – не паниковать. И верить в эффективность спасательных операций на Западе. Когда там ситуация нормализуется, восстановится спрос на российские экспортные товары, поднимутся цены на нефть».

Во время дефолта 1998 года россияне потеряли сбережения, но через некоторое время их доходы повысились. Сегодня ситуация иная. Сбережения остались в целости, а вот доходы в ближайшем будущем под большим вопросом. Поэтому эксперты советуют во время кризиса не расходовать без необходимости свои накопления, не вкладывать собственные средства в разнообразные проекты, если есть возможность, пользоваться льготными кредитами. По мнению специалистов, самые выгодные валютные вклады на сегодняшний день – в долларах. Пережив за последние 15 лет разные реформы и кризисы, россияне выработали достаточный иммунитет к социальным и экономическим катаклизмам. Он нашим согражданам в ближайшее время очень пригодится.

взгляд со стороны

Владимир КВИНТ, Заведующий кафедрой финансовой стратегии Московской школы экономики МГУ:

– Экономика США никогда не вернет свой долг, потому что он огромен? Категорически не согласен с этим расхожим суждением. Национальный долг США составляет 69% национального валового продукта США. Национальный долг Италии составляет 102–104% национального продукта Италии. Национальный долг Японии составляет 100% национального продукта Японии. Так что Соединенные Штаты имеют несравнимо более стабильное экономическое положение по национальному долгу. За долларом стоит экономика, вклад которой в мировой продукт от 18 до 25%. 

Любые изменения в мире сегодня так же влияют на Америку, как они влияют на Россию. Сегодня нет предприятий, которые могли бы сказать – мы не участвуем в мировой экономике. Даже если не хотят, невольно будут участвовать, поскольку экономика глобальна. Поэтому Америка, так же как и любая другая страна, создает кризисы, и она в них участвует и подвержена им. Вклад возникающего в настоящее время глобального рынка составляет 45% мирового продукта. И Россия, как его сегмент, вольно или невольно участвует в этом процессе.

Сегодня в России я вижу здоровый процесс становления экономической и финансовой системы мощной страны, у которой некогда отсутствовала часть тела, может быть, финансовая рука. Не было в Советском Союзе финансов. И вот за 15 лет появились основные финансовые инструменты, появился фондовый рынок. Я считаю, он очень нужен России, и быстро становится на ноги, не беда, что в нем участвуют полпроцента населения страны. Важно, что они участвуют. Значит, повышается финансовая и экономическая культура страны. Государство учится взаимодействовать с фондовым рынком, выстраивать инструменты интервенции. Роль возникающих сегодня рынков – России, Индии, Бразилии, Египта, Южной Африки, Пакистана, в общей сложности приблизительно 10 государств – должна в скором времени несравнимо усилиться. Появятся мощные региональные супердержавы, среди них – Россия, Индия, Бразилия, Южная Африка и Египет. Новый мир создается на наших глазах.

глас народа

Не паникуем, но тревожимся

Есть ли у наших соотечественников ощущение, что кризис уже бушует вовсю? Существует ли опасность паники, которая создаст дополнительные трудности для банковской системы? Об этом позволяют судить исследования российских социологов. Аналитический Центр Юрия Левады (Левада-Центр) провел недавно репрезентативный опрос 1600 россиян в 128 населенных пунктах 46 регионов страны с целью выяснить, как россияне относятся к финансовому кризису.

Оказалось, что большинство наших соотечественников пока склонно оценивать финансовый кризис в России как явление временное и локальное. В целом, по их мнению, ситуация должна вскоре стабилизироваться (так считают 42% опрошенных). Судя по ответам, события, связанные с финансовым кризисом, пока коснулись не слишком значительной части россиян. Только каждый десятый сказал, что кто-либо из членов его семьи столкнулся с невыплатами или задержками заработной платы, сокращением зарплат или увольнениями в связи с закрытием предприятий. 9% сталкивались с невозможностью получить нужную сумму со счета в банке или с банковской карточки за последний месяц.

Исследование показало: кризис побуждает людей расставаться с накоплениями. Во всяком случае, на вопрос «Есть ли у вас в настоящее время какие-либо сбережения?» утвердительно ответили на 5% меньше россиян, чем в 2002 году, и на 1% меньше, чем в прошлом.

Большинство россиян склонно считать нынешнюю ситуацию в целом кризисной. Но при этом под кризисом подразумевают скорее постепенное нарастающее социальное напряжение текущего года, связанное с усилением инфляции. Среди тех, кто оценивает ситуацию как кризисную, 68% считают, что «кризис произошел не внезапно, а назревал уже несколько лет».

Каковы же ожидания россиян? Больше четверти опрошенных смотрят в будущее с пессимизмом. На вопрос «Ваше финансовое положение в течение следующих шести месяцев по сравнению с нынешним будет лучше, хуже или останется таким же?» 26% ответили: «Будет хуже!» Если сравнивать нынешнее исследование с данными аналогичного опроса годичной давности, окажется, что доля видящих свое будущее в мрачном свете увеличилась на 6%. Однако в целом наши соотечественники сохраняют оптимизм – они не расстаются с надеждой на руководство страны. 55% опрошенных социологами Левада-Центра считают, что российскому правительству удастся предотвратить развитие финансового кризиса.