Цены на нефть начнут расти с весны следующего года

Источник информации: http://www.mse-msu.ru

Жак Сапир, директор Центра исследований моделей экономического развития (СЕМI) Высшей школы исследований по социальным наукам (ЕНЕSS) в Париже в интервью "Газете".

В интервью корреспонденту "Газеты" Максиму Товкайло французский экономист Жак Сапир рассказал о соотношении в ближайшие годы российской и мировой экономик и о сроках выхода из глобального кризиса.

-Нынешний кризис сравнивают с Великой депрессией 1930-х годов. Справедливо ли это?

- Думаю, некоторые параллели провести действительно можно. Во всяком случае, нынешний кризис сопоставим с кризисом 1930-х годов глубиной, а следовательно, и опасностью, которую он несет.

Однако есть и различия. Тогда главы центральных банков и правительств понимали, что прежде всего нужно бороться с безработицей. Сейчас проблема безработицы хотя и стоит на повестке дня, но не так остро.

Еще одно немаловажное отличие связано с тем, какой была мировая экономика около 80 лет назад. В те годы торговля концентрировалась на одной стороне Атлантического океана. США имели в качестве основного торгового партнера Европу, преимущественно Германию. Советский Союз не был интегрирован в мировую экономику, Япония была бедной страной, Африка была по большому счету колонизирована, в Китае - беспорядок. Страны Латинской Америки преимущественно экспортировали аграрную продукцию.

В настоящее же время если в США и Европе началась рецессия, то все равно есть страны, которые тянут мировую экономику вверх. Прежде всего это Китай и Индия, а также Бразилия с Аргентиной. Влияние России меньше.

- Как долго мировая экономика будет в ступоре?

- Вряд ли оживление произойдет быстро. Дело в том, что у многих стран Запада очень высок уровень государственного долга. Если к долгу правительства прибавить еще и долги домохозяйств, а также долги предприятий, то в такой стране, как США, общий размер долга будет исчисляться 240% ВВП. В Великобритании этот показатель составляет 220% ВВП. Во Франции - 182% ВВП, что тоже немало.

Ситуацию усугубляет тот факт, что в ближайшие два-три года долги у развитых стран будут только накапливаться. Например, бюджетный дефицит в США вырастет с 20--25 до 30--35% ВВП в ценах 2008 года.

В ЕС цифры не намного лучше. Похоже, единственный выход для США и стран ЕС - монетизировать часть долга. За это придется платить цену в виде инфляции. Думаю, что пик инфляционного всплеска придется на конец 2009 года. При этом в Европе рост цен будет не таким сильным, как в США.

- Насколько остра ситуация в России?

- Конечно, ситуация в российской экономике не такая острая, как в некоторых других странах, однако говорить, что Россию не коснулись проблемы, с которыми столкнулся остальной мир, нельзя.

Прежде всего, крупные российские банки и корпорации использовали международные финансовые рынки для рефинансирования. В середине сентября - начале октября эти рынки рухнули, затронув интересы многих игроков и создав проблемы в том числе для крупных российских компаний.

Кроме того, упал спрос на товары российского экспорта. При этом следует помнить, что Россия экспортировала не только нефть и газ, но и металлы, химические вещества, спрос на которые также сократился.

Наконец, снизились цены на нефть. Мы видели, как на наших глазах цена на нефть в октябре 2007 года составляла $80, через восемь месяцев поднялась до $147, а затем за три месяца опустилась до $42 за баррель.

Эти колебания свидетельствуют о том, что товарные рынки стали спекулятивными. Сейчас там действуют не только трейдеры, но и коммерческие банки и специально созданные коммерческие компании, аффилированные с заемщиком. Они создают собственные внутренние законы для рынков, превращая эти рынки в огромное поле для спекуляций.

- Как долго цены на нефть будут оставаться на нынешнем низком уровне и возможно ли их дальнейшее падение?

- Я не думаю, что цены на нефть долго будут держаться на таком низком уровне, как сейчас. Если мы хотим, чтобы нефтяные компании не снижали объемы добычи, то нефть должна стоить в диапазоне $80--85 за баррель. Эта цена покроет затраты на геологоразведку и добычу.

Мне кажется, что цены на нефть начнут расти с весны следующего года. Таким образом, три-четыре месяца нефтяные цены будут ниже, чем хотелось бы российскому правительству. Я допускаю, что в России на короткое время даже появится дефицит бюджета. Однако в этом нет ничего страшного, ведь у страны есть огромные валютные резервы.

На мой взгляд, главное - чтобы в дальнейшем нефтяные цены стабилизировались и не было резких скачков. Для такой страны, как Россия, трудно вырабатывать экономическую стратегию, когда не знаешь точно, что будет с ценами на сырье. Ведь скачок с $140 до $40 за баррель нефти поистине огромен, и он, по сути, перечеркивает все ранее написанные планы. Причем не только те, которые писало правительство, но и планы бизнеса.

Например, у вас есть программа по энергосбережению. Если нефть очень дорогая, у вас есть стимул для сбережения энергии, а если нефтяные цены упали в два-три раза, то стимулов уже нет.

- Насколько адекватны меры, которые принимает российское правительство для помощи банкам и предприятиям?

- Сейчас правительства всех стран пытаются оживить внутреннее производство. Это можно делать двумя способами. Первый - сократить налоги. Именно по такому пути идет Великобритания, власти которой снизили НДС с 16 до 5%. Однако эффект от такой меры одноразовый. Сегодня, даже если власти снизят налог до нуля, эта мера уже не приведет к существенному оживлению производства.

Второй способ - стимулировать производство, наращивая бюджетные расходы. Однако тут возникает проблема бюджетного дефицита.

Как правило, правительство принимает обе меры для оживления производства. В России, на мой взгляд, налоговую нагрузку необходимо прежде всего снизить для крупных предприятий. Иначе они свернут свои инвестиционные программы, что выльется в рост безработицы и сокращение темпов роста промышленного производства. К тому же снижение налоговой нагрузки позволит компаниям больше тратить на модернизацию собственного производства.

Например, для производства тонны стали в России уходит в два раза больше энергии, чем во Франции, Германии или Бельгии.

- В нынешних условиях мирового кризиса остается ли актуальной для российских компаний борьба за освободившиеся ниши на мировом рынке, к которой предпринимателей призывают власти?

- Конечно, развивать российские компании и выводить их на уровень мировых - это правильная политика. Но мне кажется, что российское руководство немного спешит. Если посмотреть на ваши сталелитейные компании, их товарооборот на 70--75% зависит от экспорта. Это слишком много.

Чтобы выжить в глобальной экономике, компания должна иметь крепкие тылы в виде внутреннего рынка. Посмотрите на японские компании. Они присутствуют на всех рынках мира, но у них сильные корни и внутри страны.

- Как вы оцениваете перспективы превращения Москвы в новый международный финансовый центр?

- Идея превратить Москву в международный валютный центр, а рубль - в международную валюту очень хорошая. Но чтобы этого добиться, надо сделать как минимум две вещи. Во-первых, создать рынок гособлигаций с долгосрочным сроком погашения на 10--15 лет. Во-вторых, усилить контроль за валютным рынком. Необходимо избегать ситуации, когда огромные объемы спекулятивного капитала то прибегают в страну, то убегают из нее.

Не стоит и забывать, что в пересмотре мировой финансовой архитектуры не очень заинтересованы США. Штаты вполне довольны сложившейся системой, ведь их валюта используется повсеместно. Поэтому американское правительство будет блокировать глобальную финансовую реформу, что показала и последняя встреча "большой двадцатки". Так что российским властям для превращения Москвы в финансовый центр придется задуматься не только о том, как сделать из рубля резервную валюту, но и как побороть сопротивление со стороны Вашингтона.

- Раз уж вы заговорили о финансах, то как, по вашему прогнозу, будут колебаться курсы мировых валют хотя бы в краткосрочной перспективе?

- Курс американского доллара, как вы помните, резко упал по отношению к евро весной 2008 года до $1,6 за евро, а потом поднялся до отметки $1,24 за евро.

Сегодня доллар опять приближается к 1,3 за евро. Я ожидаю, что он будет падать по отношению к евро и дальше вследствие дефицита американского бюджета и низкой ставки рефинансирования в США.

Евро в краткосрочной перспективе будет переоценен, что станет большой проблемой всех европейских стран, и особенно для Италии, Испании и Франции. Думаю, Европейский центробанк будет принимать меры по постепенному снижению курса европейской валюты, чтобы поддержать европейскую промышленность.

Японская иена в результате повышенного спроса на нее в странах Восточной Азии по отношению к основным мировым валютам пока укрепляется. Однако курс, на мой взгляд, уже очень высок. Я думаю, что японское правительство сделает все, чтобы переоценить свою валюту в сторону снижения ее курса.

В целом ситуация на валютных рынках будет нестабильной. Добавить проблем может китайский юань. Сейчас Пекин активно снижает курс юаня. Китайские товары и без того невероятно конкурентоспособны на мировом рынке. Если китайцы понизят курс своей валюты, это будет иметь дестабилизирующий эффект для всей мировой экономики.