Новое

Аутсорсинг

Аутсорсинг - это передача части функций по обслуживанию деятельности Вашей фирмы другой организации-исполнителю.
В современном мире компании сталкиваются с беспрецедентным давлением со стороны рынка. Выживают и добиваются успеха лишь те организации, которые ведут бизнес наиболее эффективным способом, добиваясь снижения операционных издержек при сохранении высокого качества товаров и услуг. Одной из наиболее современных и успешных бизнес - моделей, позволяющих добиться реальных конкурентных преимуществ, является аутсорсинг.


Далее...

 

Дмитрий Медведев исключил Воткинский завод и «Аксион-холдинг» из перечня стратегических предприятий

Источник информации: http://www.udm.business-class.su
 
 

Президент России Дмитрий Медведев исключил девять российских предприятий из перечня стратегических, сообщает РИА "Новости".

Согласно указу, опубликованному на сайте Кремля, из списка исключены два предприятия Удмуртии - Воткинский завод и ижевский мотозавод "Аксион-холдинг".

Кроме этого, из списка стратегических предприятий исключены Головное особое конструкторское бюро "Прожектор" в Москве, Московский институт теплотехники, научно-производственный комплекс "Альтернативная энергетика" в подмосковных Электроуглях, производственное объединение "Баррикады" и Центральное конструкторское бюро "Титан" в Волгограде, федеральный научно-производственный центр "Алтай" в Алтайском крае и Центральный научно-исследовательский институт специального машиностроения в подмосковном Хотьково.

Напомним, что в соответствии с указом президента от 4 августа 2004 года, которым утверждался перечень стратегических предприятий, правительство в настоящее время может включить эти четыре организации в план приватизации федерального имущества для их преобразования в открытые акционерные общества, 100% акций которых находится в федеральной собственности.

 

Массовый отъезд российских ученых за границу

Источник информации: http://lenta.ru
 
В 90-е годы прошлого века начался массовый отъезд российских ученых за границу. И пока правительству не удается ничего с этим поделать. Насколько высоко ценятся наши научные сотрудники за рубежом? Почему ученые предпочитают жить и работать за пределами России? Что необходимо сделать, чтобы остановить "утечку мозгов"? Какие перспективы ждут тех, кто решит вернуться? На эти вопросы, а также на вопросы о ситуации в российской науке в целом ответил ведущий научный сотрудник Швейцарского Федерального Технологического Института в Цюрихе, профессор Университета штата Нью-Йорк и профессор МГУ химик Артем Оганов.

Лента.Ру: В 90-е годы прошлого века начался массовый отъезд российских ученых за границу. По вашему мнению, в настоящий момент этот процесс усилился, замедлился или остался на прежнем уровне?

Артем Оганов: Вообще утечка мозгов, на самом деле, была и раньше. Примерно во время и после революции многие покинули Россию. Но конечно, повальная утечка мозгов началась у нас в 90-е годы. Сейчас у меня такое ощущение, что эта утечка остановилась, но тут, я думаю, два фактора. Во-первых, сейчас наукой уже можно заниматься в России и получать за это не такие плохие деньги. То есть люди, у которых есть заряд идеализма, сегодня они могут позволить себе этот идеализм. Когда я уезжал, это был девяносто восьмой год, зарплаты были, ну я уж не знаю, пятьдесят долларов в месяц, это нереально было для существования. Доктора наук продавали стиральный порошок на улице. Я решил уехать. Сейчас времена изменились.

А второй фактор, как ни печально, это то, что в общем кто хотел – уехал. Кто хотел и кто мог. В России немного конкурентноспособных ученых, которые хотят при этом уехать. В России немало хороших ученых, но им, как правило, за шестьдесят. 

Далее...

 
 

Цены на нефть начнут расти с весны следующего года

Источник информации: http://www.mse-msu.ru

Жак Сапир, директор Центра исследований моделей экономического развития (СЕМI) Высшей школы исследований по социальным наукам (ЕНЕSS) в Париже в интервью "Газете".

В интервью корреспонденту "Газеты" Максиму Товкайло французский экономист Жак Сапир рассказал о соотношении в ближайшие годы российской и мировой экономик и о сроках выхода из глобального кризиса.

-Нынешний кризис сравнивают с Великой депрессией 1930-х годов. Справедливо ли это?

- Думаю, некоторые параллели провести действительно можно. Во всяком случае, нынешний кризис сопоставим с кризисом 1930-х годов глубиной, а следовательно, и опасностью, которую он несет.

Однако есть и различия. Тогда главы центральных банков и правительств понимали, что прежде всего нужно бороться с безработицей. Сейчас проблема безработицы хотя и стоит на повестке дня, но не так остро.

Еще одно немаловажное отличие связано с тем, какой была мировая экономика около 80 лет назад. В те годы торговля концентрировалась на одной стороне Атлантического океана. США имели в качестве основного торгового партнера Европу, преимущественно Германию. Советский Союз не был интегрирован в мировую экономику, Япония была бедной страной, Африка была по большому счету колонизирована, в Китае - беспорядок. Страны Латинской Америки преимущественно экспортировали аграрную продукцию.

В настоящее же время если в США и Европе началась рецессия, то все равно есть страны, которые тянут мировую экономику вверх. Прежде всего это Китай и Индия, а также Бразилия с Аргентиной. Влияние России меньше.

Далее...

 

Россия выйдет из глобального кризиса только в 2011 году

Источник информации: http://www.mse-msu.ru

 

Владимир КВИНТ, заведующий кафедрой финансовой стратегии Московской школы экономики МГУ им. М.В. Ломоносова Россия с ее экономикой, сориентированной на сырьевой экспорт, оправится от нынешнего глобального кризиса в последних рядах, считает президент Международной академии формирующихся рынков, профессор Школы бизнеса Лассальского университета в Пенсильвании и завкафедрой финансовой стратегии Московской школы экономики МГУ им.М.В.Ломоносова Владимир Квинт.

"Никаких островков стабильности в нынешнем кризисе нет. Развитые страны, оказавшиеся в стадии рецессии раньше других, первыми начнут выходить из нее. Я думаю, что в США экономика пойдет вверх уже к концу нынешнего года. В России процесс затянется до конца 2010 - начала 2011 года", - сказал Квинт в интервью РИА Новости.
 

Далее...

 
 

Время инвестировать

Источник информации: http://www.mse-msu.ru

Владимир КВИНТ, заведующий кафедрой финансовой стратегии Московской школы экономики МГУ им. М.В. Ломоносова Девятого февраля состоялся симпозиум, организованный Экономическим и Социальным Советом ООН при поддержке постоянных дипмиссий Чили, Туркменистана и Албании, посвященный глобально формирующемуся рынку и его роли в мировой экономике. Поводом для встречи стал выход книги Владимира Квинта The Global Emerging Market: Strategic Management and Economics («Глобальный формирующийся рынок: стратегическое управление и экономика»). Эта работа была опубликована в конце января в издательстве Routledge. 

Далее...

 

Лучшая стратегия – предсказуемость и открытость

Источник информации: http://www.mse-msu.ru

 

В.Л. Квинт – иностранный член РАН, доктор экономических наук, профессор и почетный доктор ряда университетов мира, автор более 20 книг, зав. кафедрой финансовой стратегии Московской школы экономики МГУ. Сегодня для иностранных инвесторов экономическая свобода важнее демократии. У России есть шанс получить все карты мира, если она сумеет превратить политический фактор своей мощи в позитивный фактор экономического развития. Об этом рассказывает в эксклюзивном интервью «России» известный американский профессор и экономист Владимир Квинт

Сегодня для иностранных инвесторов экономическая свобода важнее демократии. У России есть шанс получить все карты мира, если она сумеет превратить политический фактор своей мощи в позитивный фактор экономического развития. Об этом рассказывает в эксклюзивном интервью «России» известный американский профессор и экономист Владимир Квинт.

– Владимир Львович, вы приехали в Россию со своей новой книгой «Глобальный формирующийся рынок: стратегическое управление и экономика». Какие страны входят в него?


– Это страны, которые стремятся построить рыночно ориентированную экономику и правительства которых создают для этого все условия. Государство, где политическая власть хочет изолироваться от участия в мирохозяйственных связях, не может быть страной с формирующимся рынком.

Приведу лишь один пример. В 2001 году Госдепартамент США присвоил мне Фулбрайтовскую премию по экономике и предложил поработать советником правительства Албании. Это единственная страна в мире, где 43 года был официально провозглашен атеизм. Албания отгородилась от всех. И я увидел результаты такой самоизоляции. В красивейшем уголке Европы, где соединяются Адриатическое и Эгейское моря, по соседству с Грецией и Италией, царила поражающая отсталость. Но как только начались реформы, все изменилось. Я недавно вновь посетил Албанию – это уже совсем другое государство!

Что отличает страну с формирующимся рынком? Она отказывается от самоизоляции, диктатуры, командной экономики. Она непрерывно повышает степень экономической свободы, пытается интегрироваться в мировое экономическое пространство, холит и лелеет средний класс, потому что он придает стабильность. Международный бизнес циничен. Иностранных инвесторов мало интересует внутренняя демократия, зато их привлекают стабильность и высокий уровень экономической свободы.

И наконец очень важно, чтобы рос уровень жизни народа, а правительство поддерживало толерантность в обществе. Сегодня в мире почти нет стран, где не существовало бы языковых и религиозных меньшинств. Поэтому слово «толерантность» должно быть написано на знамени каждого государства. И тогда оно будет иметь все основания для того, чтобы называться страной с формирующимся рынком.

В начале 80-х годов XX века этого рынка не существовало. В мире было только 17 стран с развитыми экономиками: несколько в Западной Европе, США и Канада, Япония и Австралия, Новая Зеландия – и все. По моим подсчетам, 95% международных транзакций осуществлялось между ними. Остальные страны относились к развивающимся или слаборазвитым.

Но вскоре мир начал меняться. Рухнули военные диктатуры в Бразилии и Аргентине. Немного раньше, в конце 70-х – в Турции и Греции, потом распалась коммунистическая система, исчезли диктатуры в Индонезии, на Филиппинах. В результате возникла тенденция политической дезинтеграции – число стран стало увеличиваться, потому что все больше и больше народов хотели обрести политическую государственность.

Сначала страны с новыми рыночными отношениями создавали условия для того, чтобы привлечь иностранный капитал. Им нужны были не только деньги, но и современные системы управления, новые технологии. Ведь когда рушатся тоталитарные режимы, образуется огромная государственная собственность, которой люди, свергнувшие диктатуру, не умеют управлять. 

Далее...

 
 

Кризис в России: логика развития и варианты экономической политики

Источник информации: http://www.mse-msu.ru
С августа 2008 г., когда дали о себе знать первые неблагоприятные последствия мирового финансового кризиса, российское правительство работает в чрезвычайном режиме. Предпринимаются многочисленные меры, направленные на нормализацию финансового, экономического и социального положения в стране; сейчас вот принята антикризисная программа. Однако ситуация продолжает ухудшаться. И здесь возникает вопрос: является ли это неизбежным следствием самого кризиса, который пока «не нащупал дна», или свидетельством недостаточной эффективности принимаемых решений? Чтобы ответить на него, полезно отвлечься на время от сиюминутных проблем и сконцентрировать внимание на формировании целостного, системного представления о происходящих процессах.

Этап первый: бегство капитала

Общепризнанно, что спусковым крючком мирового кризиса стало обрушение финансовых рынков в США. Грандиозные просчеты в оценке рисков инвестиций в сложные финансовые инструменты (так называемые «деривативы»), уходящие корнями в американскую ипотеку, пробили зияющие бреши в балансах крупнейших финансовых структур запада. Для «затыкания» этих брешей они начали избавляться от части своих активов, прежде всего от акций компаний «стран с развивающимися рынками» (к ним относят и Китай и Россию).

Бегство капитала имело два прямых последствия для российской экономики: обвал котировок фондового рынка и значительное возрастание спроса на валюту, чреватое резким обесценением рубля. Ситуация резко осложнялась тем, что оба эти процесса сделали критическим положение с внешней задолженностью частного сектора. Дело в том, что акции российских компаний зачастую использовались в качестве залога при привлечении кредитов, а в случае их обесценения могли возникнуть требования компенсировать кредиторам потерю стоимости залога.

Центральный банк начал замедлять скорость падения курса рубля, выбрасывая на рынок валюту из резервов. Отсюда – плавная девальвация рубля. Но скупка рублей Центральным банком уменьшала их количество в обращении и обостряла кризис ликвидности в банках. Резко ужесточились условия кредитования реального сектора экономики. Более того, с учетом упомянутой проблемы внешнего долга банковская система оказалась под угрозой краха.

В банковский сектор начали закачиваться громадные денежные ресурсы. Это спасло банковскую систему. Но деньги не пошли в реальный сектор: укоренившиеся ожидания постоянного обесценения рубля выталкивали рубли на валютный рынок и далее – за границу. Вот почему несмотря на огромные денежные вливания денежная масса, начиная с осени, не увеличилась, а уменьшилась. Это можно назвать «эффектом лошади Мюнхгаузена»: сколько ни вбрасывай в российскую экономику рублей, их количество не возрастает.

Пытаясь противодействовать бегству из рубля в валюту, власти пошли на проведение политики высоких процентных ставок. Прямой цели эта мера достигла лишь в очень незначительной степени и с большой задержкой, но «зато» поставила почти что непреодолимый барьер на пути перетока средств в производственный сектор.

Этап второй: падение внешнего спроса

Тем временем финансовый кризис на Западе перешел в экономический. В результате резко упали цены на поставляемые на экспорт российские товары – черные и цветные металлы, нефть и др. Если в третьем квартале 2008 г. наш экспорт составлял около 137 млрд. долл., то в четвертом – лишь немногим более 98 млрд. долл. Наши экспортеры стали отказываться от ранее планировавшихся инвестиционных программ, сокращать заказы смежникам. Это быстро вызвало глубокий спад производства в стране.

Правительство не оставило без внимания реальный сектор. Но оно, не отрицая важности принятия мер по стимулированию совокупного спроса (об этом говорится и в антикризисной программе), основной упор делает на точечную поддержку системообразующих предприятий. Но такое «ручное управление» далеко не всегда оказывается эффективным. Представьте, что вы даете деньги очень важному предприятию, находящемуся в серединке воспроизводственной цепи. Оно приобретает на них необходимые средства производства, производит продукцию. А дальше выясняется, что спроса на нее нет. Вот и глава Минфина А.Л.Кудрин на днях заявил, что нас ждет вторая волна банковского кризиса. Почему? Оказывается, банки все же не все деньги вывезли за границу (выходит, что - к сожалению), а часть их предоставили предприятиям в виде кредитов. А теперь им эти кредиты не вернут назад, потому что спроса на продукцию этих предприятий нет.

Цена антикризисных мер

Не очень принято говорить об издержках тех антикризисных мер, которые принимаются у нас. А ведь мы всего за шесть месяцев потратили треть валютных резервов. Значительная часть этой суммы ушла на регулирование курса, так называемую мягкую девальвацию рубля, а значит, в обмен на нее государство никаких активов не получило. Сегодня эти 210 млрд. долл. представляют собой стоимость примерно 800 млн. тонн нефти. Чтобы добыть такое ее количество нашей стране требуется более 1,5 лет. Вот те ресурсы, которые мы выбросили в топку кризиса всего за полгода!

Но, может быть, других возможностей борьбы с кризисом нет, либо они еще дороже?

Валютные ограничения

По непонятным для меня причинам правительство категорически отказывается даже от обсуждения вопроса о введении ограничений по движению капитала в страну и из страны. Между тем, очевидно, что ограничения на вывоз капитала, возврат к практике стопроцентной продажи валютной выручки экспортерами, фиксация размеров открытой валютной позиции для банков, как это сделал в 1998г. тогдашний глава ЦБ В.В.Геращенко, давно уже стабилизировали бы ситуацию в денежно-кредитной сфере, причем с минимальным расходованием валютных резервов. В этом случае не было бы необходимости и в проведении политики высоких процентных ставок. Никак не коснулись бы эти меры населения, которое сохранило бы возможность свободной купли-продажи валюты. Не были бы затронуты интересы иностранных компаний, осуществляющих прямые инвестиции в России. Пострадали бы главным образом лишь участники спекулятивных операций с капиталом.

Стимулирование внутреннего спроса

Исключать возможность принятия точечных мер, конечно, нельзя, но ставку следует делать на запуск волн спроса по всей воспроизводственной цепочке. Их организатором должно стать, конечно, государство.

Давайте рассуждать так. Падение внешнего спроса в четвертом квартале прошлого года составило – это видно из приведенных выше данных о снижении экспорта - чуть меньше сорока миллиардов долларов. Могло ли государство компенсировать это падение? Да могло, если бы снизило изъятия средств из отраслей-экспортеров, сохранив последним возможность полной реализации их производственных и инвестиционных программ, а пробоину в бюджете финансировало бы за счет имеющихся у него валютных средств. В идеале экономика бы просто «не заметила» упавшего внешнего спроса. Не было бы спада производства, не нарастали бы неплатежи, налоги бы поступали в бюджет, не было бы необходимости расходовать огромные деньги на пособия по безработице. Заметьте, израсходованных на коррекцию курса рубля двух сотен миллиардов долларов хватило бы, при прочих равных условиях, на 5 кварталов, то есть до конца нынешнего года.

Конечно, это лишь общая схема. Верно, что буквальная ее реализация способствовала бы закреплению сложившейся структуры экономики. Но это – полезная схема, потому что она показывает, как следует действовать, чтобы не вызвать крупных сбоев в воспроизводственном процессе. Она вполне допускает внесение коррективов, нацеленных на интенсификацию инновационного процесса в экономике – задачу, которую правительство сегодня справедливо считает приоритетной.
 

Почему мы не Китай?

Источник информации: http://www.mse-msu.ru
 
 «АиФ» открывает цикл статей, посвящённых антикризисным мерам не только в России, но и во всём мире. В этом номере для сравнения мы решили взять Китай
Как и Россия, эта страна большая, амбициозная и, главное, как и мы, почти полностью зависит от своего экспорта.
Какие ме-тоды борьбы с кризисом подходят нам? Об этом мы спросили у Александра Некипелова, вице-президента РАН, академика, и других ведущих экспертов.


— С августа 2008 г., когда дали о себе знать первые неблагоприятные последствия мирового финансового кризиса, российское правительство работает в чрезвычайном режиме. Предпринимаются многочисленные меры, направленные на нормализацию финансового, экономического и социального положения в стране, сейчас вот принята антикризисная программа. Однако ситуация продолжает ухудшаться. И здесь возникает вопрос: является ли это неизбежным следствием самого кризиса, который пока «не нащупал дна», или свидетельством недостаточной эффективности принимаемых решений? Чтобы ответить на него, полезно отвлечься на время от сиюминутных проблем и сконцентрировать внимание на формировании целостного, системного представления о происходящих процессах.

Валютные ограничения

После либерализации валютного рынка в 2005 г. движение капитала стало свободным. А значит, мы сделали себя уязвимыми. Во-первых, потому что не могли как следует контролировать спекулянтов, которые уводили деньги из России. А во-вторых, потому что потеряли возможность контролировать количество займов, которые делали отечественные компании за пределами нашей страны. И в результате, когда иностранные инвесторы стали выводить свои деньги из нашей экономики, чтобы закрыть «домашние финансовые дыры», это повлекло за собой давление на курс рубля и проблемы в банковской сфере. Как же выбираться из этой ситуации?

Что сделал Китай? Выделил помощь небольшим банкам, снизил ставку рефинансирования (по которой Центробанк даёт кредиты коммерческим банкам, что в результате является минимальной ставкой для дальнейшей выдачи этих кредитов заводам, населению и т. д.) до 6,6%. У нас же она поднялась до 13%, и кредиты стали слишком дорогими. В результате фермеры обанкрочиваются, а те, кто мечтал купить жильё хотя бы по ипотеке, отказываются от этой идеи. Поэтому ставку мы должны понизить. Но как?

Наши денежные власти пытаются использовать её как некий противовес стремлению российского бизнеса менять рубли на валюту. Как известно, без особого успеха. Значительная часть миллиардов рублей, выделенных на поддержку финансового сектора, была переведена в валюту и выведена из страны. Парадокс в том, что, несмотря на огромные денежные вливания, начиная с осени денежная масса в стране не увеличивается, а уменьшается. Это как с лошадью Мюнхгаузена: вы с одной стороны заливаете, а с другой стороны это всё исчезает.

Поэтому, с моей точки зрения, мы напрасно продолжаем отказываться от введения валютных ограничений. Почему? Поясню. Не очень принято говорить об издержках тех антикризисных мер, которые принимаются у нас. Потратили треть госрезерва всего за 6 месяцев и сообщили об этом просто, без эмоций. А за эти 210 млрд. долл. можно было купить 800 млн. тонн нефти! Это больше 1,5 лет её производства в нашей стране! Понимаете, более 1,5 лет мы выбросили в топку кризиса всего за полгода!

Значительная часть этой суммы ушла на регулирование курса, так называемую мягкую девальвацию рубля. Поэтому эта мягкая девальвация — не такое уж безобидное и бесплатное дело, как кажется. А ведь достаточно было вспомнить опыт 1998 г.: тогда глава ЦБ В. Геращенко ввёл стабильную финансовую валютную позицию для банков. Это означало, что банк мог покупать и продавать валюту, но в конце дня её количество на его счету должно было быть таким же, как и утром. Это сделало бы валютный курс стабильным, а значит, не было бы «бегства» капитала. Мы обожглись на этом «свободном движении капитала» так, как вообще никто не ожидал! Зачем же мы продолжаем делать это дальше? Очень полезным было бы и ограничение на вывоз капитала юрлицами. Причём все эти меры безболезненны для простого населения и полезны для страны: вкладывать деньги стали бы в свою, а не в чужую экономику. А вслед за этим можно было бы понизить и ставку рефинансирования, а значит, сделать кредиты доступными для населения и производства.

Китай, кстати, находится в значительно более серьёзной ситуации, чем Россия. Потому что мы зависим практически только от экспорта сырья, а он — от экспорта очень широкого круга товаров. Поэтому резкое сокращение спроса для него — это больший шок. Но они пытаются максимально залатать «дыру» во внешнем спросе за счёт роста внутреннего. То, что в их антикризисной программе прописано строительство жилья, дорог (хотя там уже проведены спецтрассы, позволяющие перевозить овощи из одного конца страны в другой всего за сутки), производит фантастическое впечатление. У нас правительство тоже не оставило без внимания реальный сектор. Но основной упор делает на поддержку системообразующих предприятий. Но такое «ручное управление», во-первых, по определению не может быть всеобъемлющим. А во-вторых, оно не может быть эффективным, если вы оказываете поддержку предприятию, которое находится в середине производственной цепочки. Вы ему дали деньги. Оно приобрело на них необходимые средства производства, произвело продукцию. А дальше выясняется, что спроса на неё нет. И либо вы должны её сами купить, либо признать, что зря отдали деньги.

Запуск внутреннего спроса

Глава Минфина А. Кудрин на днях заявил, что мы ждём вторую волну банковского кризиса. И связана она с тем, что мы дали деньги, которые (выходит, что к сожалению) за границу вывезли не в полном объёме и часть которых успели раздать предприятиям в виде кредитов. А теперь эти кредиты не вернутся назад, потому что спроса на продукцию этих предприятий нет. Вот такой парадокс: помощь оказываем, а проблемы не уходят. Какой выход? Запустить волну спроса по всей производственной цепочке. Организатором этого, конечно, должно стать государство. Оно может, например, инициировать строительство тех же дорог.

Падение внешнего спроса в 4-м квартале 2008 г. составило чуть меньше 40 млрд. долл. Могло ли государство компенсировать это падение? Да, если бы снизило изъятия средств из отраслей-экспортёров, сохранив последним возможность полной реализации их производственных и инвестиционных программ, а пробоину в бюджете финансировало бы за счёт имеющихся у него валютных средств. В идеале экономика бы просто «не заметила» упавшего внешнего спроса. Не было бы спада производства, не нарастали бы неплатежи, налоги бы поступали в бюджет, не было бы необходимости расходовать огромные деньги на пособия по безработице. Заметьте, израсходованных на коррекцию курса рубля 200 млрд. долл. хватило бы при прочих равных условиях до конца нынешнего года.

Может прозвучать несколько странно, но наши большие затраты на социальные цели связаны с тем, что не очень успешно удаётся сохранять рабочие места, обеспечивать функционирование экономики. А источником, в том числе и для пособий по безработице, в конечном счёте является производство. Поэтому долго этот разрыв сохраняться не может. Если у нас будет обваливаться производство такими же темпами, как в ноябре — феврале, то красивые слова о сохранении соцпособий не будут иметь большого смысла — просто ресурсов не хватит для их наполнения.

К примеру, В. Путин правильно назвал Сочи антикризисным проектом. Такие инвестиционные бренды сейчас нужны. Это поддержит экономическую жизнь.

Определяемся в отношениях

В Поднебесной в кризис введён жёсткий контроль за деятельностью тех, кого мы называем олигархами. А у нас?

Сложились достаточно своеобразные отношения между крупным бизнесом и чиновниками. И это выражается не только в первоочерёдности оказания им финансовой помощи, но и в том, что в хорошие времена им давали неофициальные задания — принести такую-то пользу для страны. У нас такая «традиция» с давних времён. В результате неформальные отношения перемешались с официальными, и уже сложно разобраться, из-за чего что произошло — из-за тебя, из-за власти или из-за того, что кто-то что-то делал! Это очень сложная и непростая проблема — ведь за олигархами стоят огромные куски экономики. И если кого-то из них и наказывают, то страдают от этого тысячи сотрудников их предприятий. Вот этот клубок тоже надо распутать.

Справка

Чем ещё отличилась Поднебесная. Китайские производители получили ряд преференций. Так, с 1 января 2009 г. был расширен список вариантов, с помощью которых предприятие может вернуть часть налоговых выплат. Это позволит бизнесу обновлять мощности и будет стимулировать внутренний спрос на продукцию. Льготную ставку по НДС для малого бизнеса снизили с 4-6% (для прочих предприятий — 17%) до 3%. В некоторых городах раздают или готовятся к раздаче талонов на товары (прежде всего на бытовую технику), которые можно приобрести в определённых супермаркетах. Деревенским жителям выдают пособие в размере 10-13% от стоимости товара (разумеется, собственного производства).
 
 

Как помогают не банкам, а людям: вместо триллионов — 500 долларов

 Источник информации: http://www.mse-msu.ru

Владимир КВИНТ, заведующий кафедрой финансовой стратегии Московской школы экономики МГУ им. М.В. Ломоносова Правительство опубликовало программу антикризисных мер, ожидающих Россию в ближайшие годы. Поможет ли она выбраться из глобально финансово ямы и если да, то с каким последствиями?

— Обнародованная антикризисная программа правительства РФ порадовала: в ней есть конкретные сроки, цифры, факты (в отличие от ее предшественницы — концепции «2020», которая больше похожа на заклинание, обязывающее всех жить до 100 лет). Но в программе есть большое и очень опасное, на мой взгляд, упущение — не предусмотрено микрофинансирование. Оно, кстати, имеет мало общего с поддержкой малого бизнеса (о котором в программе, увы, сказано всего два слова).



С учетом того, что антикризисная программа — это оперативный план жизни экономики России на ближайшие год, ясно, что она призвана решать «горящие» проблемы, среди которых избежание ситуации, когда значительная часть населения буквально обнищает. А чтобы оно не обнищало, ему нужно позволить купить швейные машинки, парикмахерское оборудование и т. д. Для этого и нужна система микрофинансирования.

Как она работает? На срок до 24 месяцев под 5-6% годовых без залога людям дают от 500 до 4 тыс. долл. в кредит. Что важно, деньги идут не через банки (где часть нередко приходится «отстегивать» при выдаче как откат), а через спецфонды. К примеру, в какую-нибудь деревню это микрофинансирование приходит по такой схеме: собираются старейшины, уважаемые люди микрорайона, и решают, кому первому необходим этот кредит. Когда его возвращают, такой же кредит дают следующему жителю этой деревни. Поэтому среди микрокредитов — 98% возврата. Это, как вы понимаете, очень много.

Особенно эффективно микрофинансирование, когда деньги выдаются женщинам. Мировой опыт показал, что они лучше мужчин умеют считать каждую копеечку. У меня есть знакомые, которые, получив 4 тыс. долл., купили 10 швейных машин, дали работу 10 другим женщинам, и теперь сшитое ими нижнее белье, охотно носят спортсмены. А другая женщина приобрела парикмахерские инструменты и уже через полгода вернула 500 долл., которые брала в займы.

Микрофинансирование сможет позволить семьям самим себя прокормить. И тогда в значительной степени решится вопрос замещения импорта. И главное, с государства будут сняты большие обязательства по социальному обеспечению россиян, в первую очередь, по выплатам по безработице.

Очень важно, что в России уже есть фонды по микрофинансированию. Так что этот вопрос не придется начинать с нуля. А угроза бедности отступит.

 

Десять мрачных предсказаний

Источник информации: http://www.mse-msu.ru
 
Ведущие экономисты расходятся в прогнозах на следующий год

Специалисты консалтинговой компании Global Insight (Лондон) и датского банка Saxo Bank представили вчера прогнозы на 2009 год. В каждом – по 10 пунктов. В числе ключевых выводов – Европа и США столкнутся с одной из самых тяжелых рецессий, а баррель нефти может упасть в цене до 25–30 долл. Эксперты «НГ» предложили свой прогноз.

Главный экономист IHS Global Insight Нариман Бехравеш предположил, что в следующем году глобальный рост экономики не выйдет за пределы коридора 0–0,5%, в то время как в уходящем году он составит 2,7%. Он прогнозирует, что рецессия, в которую вступили США в декабре 2007 года, может оказаться самой глубокой за послевоенный период. В 2009-м американская экономика, вероятно, сократится на 1,8%.
 

Далее...

 
 

Страница 1 из 28